Татьяна Каширина: «Хожу без маски, делаю то, что люблю»

Татьяна Каширина: «Хожу без маски, делаю то, что люблю»

В начале апреля Москва должна была увидеть тяжелую атлетику Европы, а чемпионат континента – Москву. Отборочный старт к Олимпийским играм был перенесен пока на июнь. И права отбора у него уже нет. На вопросы «МК» о карантинной жизни и выходе спортсменов на пик формы, когда нет сроков проведения главных стартов, ответили многократная чемпионка мира по тяжелой атлетике Татьяна Каширина и ее тренер Владимир Станиславович Краснов. Естественно, в условиях «удалёнки».

— Татьяна, вас какие сроки проведения Олимпийских игр устроят больше: нынешняя осень, через год или два?

— Мне все равно. Какая разница, когда свою работу выполнять? Я же не прекращаю тренироваться. Вот вы спросили: маски есть? Нет. Гречку не закупаю, туалетную бумагу тоже.

— С бумагой и гречкой понятно, а вот с масками вы удивили. Сами говорите – иммунитет слабый, можно было бы и поберечься.

— Маски каждые два часа надо менять, сколько же надо запасти? Да и нет их нигде. Короче, если судьба…

— Как раз она и любит подлянки устраивать.

— Я спокойно отношусь к нынешней ситуации. Может, потому что в декабре и январе болела бронхитом, до пневмонии дело не дошло, но пролечили меня капитально. Так залечилась, что, мне кажется, уже ничего не страшно. Да и вообще – впадать в панику можно без краев, конечно: купол создать и дома сидеть, никуда не выходить. Да еще думать: окно открыл и заразился. А вот руки мыть – это и в обычной жизни должно быть, что называется, в крови. Пришел с улицы, помыл, все на автомате.

— Да, сегодня многие приобретут полезные привычки, наконец: и руки мыть, и не хвататься за все подряд…

— И книжки читать. Но я, правда, не нервничаю из-за себя. Больше скажу – когда, например, болею, даже температуру не измеряю. Потому что знаю: не дай бог, увижу сейчас, что она есть, да еще и высокая, я расквашусь. А так – не реагирую ни на что. Если себя жалеть, можно сесть на диване и ручки сложить. И думать: кто-то чихнет рядом, а тебя завтра увезут в инфекционную больницу. Так нельзя.

Спортсмену болеть вообще нельзя. Некогда. Жизнь такая, что надо тренироваться и выполнять свою работу. Я работаю. На протяжении многих лет живу в обычном тренировочном режиме, ничего не меняется. Поэтому у меня скучно и интервью брать. Мне говорят: расскажите что-нибудь интересное. Я говорю: да что интересного-то, возьмите прошлое интервью, откройте его, все то же самое, ничего не изменилось.

-Ну, сейчас-то мы все – как на вулкане. И все же, если Игры перенесут, например, на два года, как вам видится ваше участие?

— Мне уже 29 лет и еще плюс два, а потом еще плюс четыре… Не знаю, одни Олимпийские игры я уже пропустила, поэтому загадывать не хочу. Если здоровье будет, то все будет нормально.

-Спортсмены по всему миру сейчас пытаются дома создать условия для работы. Вот, например, олимпийской чемпионке по спортивной гимнастике Санне Веверс на кухне установили бревно. У вас дома есть свой тренажерный зал?

— Мы на сбор не уехали, дома тренируемся. Все это время занимались в зале, карантинные меры только вступили в силу. Думаю, я бы нашла способ в любом случае, как себя нагрузить работой. Дома сооружать что-то? Ну, например, резинки ставить вместо помоста и делать какие-то упражнения, в которых не надо тяжелые веса поднимать. Просто для поддержания формы.

— Слово «удалёнка» к спорту не очень все же относится…

— Мы и сейчас живем обычной профессиональной жизнью. Время быстро пролетает, не успеваем ловить. Зал закрыли и всех распустили. От этого никуда не денешься. Но если человек дисциплинированный – тренируйся ешь, питайся, находи возможность работать.

— Это, когда ты знаешь, через какое время старт. А когда не знаешь, Владимир Станиславович?

— Так мы профессионалы или что? Это всех спортсменов коснулось. И вообще – надо искать прививку не от вируса, а от истерии. Не нужно нагнетать. Кому рождено утонуть, тот не повесится.

— А вы, как считаете, надо Игры в этом году проводить?

— Надо.

— Вопрос отмены стартов связан напрямую с планами подготовки: в Москве должен был состояться чемпионат Европы. Нужна была хорошая форма, которую, оказывается, можно было и не набирать.

– Чемпионат перенесли, да, сроки сорваны, но мы же всегда идем потихоньку в сезоне и форму набираем постепенно. На Европе и не планировали поднимать много, там нет основных соперников, тех же китайцев. Нет необходимости из кожи вон лезть, просто надо было выступить, как говорится, на шесть подходов, и все. Можно сказать, Тане Европу надо было просто выиграть.

В Санкт-Петербурге на Кубке России в феврале Татьяна подняла 130 в рывке и 160 в толчке, а например, спортсменка, занявшая второе место, даже 130 не толкнула. Так что в Питере, считайте, мы потренировались. Так и готовились к Европе, не пытаясь в запредельные веса полезть. Европу отменили, но мы те же веса подняли на тренировке дома. И дальше – также продолжаем. Есть цель: в этом месяце столько набрать, в этом – столько. Так и идем. Это довольно просто, потому что Таня никогда не опускает руки: а, выступили, в этом году больше ничего нет, чего напрягаться? Многие говорят: ой, талан, талант! А ее главный талан – самодисциплина. Талантливых много, но заставить себя не хотят.

— Многие команды как раз поэтому и посадили спортсменов на сборы: боятся отпускать домой. В условиях затянувшегося карантина потом не соберешь не только на Олимпийские игры.

— Мы дома тренируемся, как у в условиях сбора. Три двойных тренировки, две одинарных. Нет волшебной палочки в спорте, если сам себя не заставишь, все бесполезно. Так и живем. Вот, кстати, из хорошего – Тане присвоили звание капитана Росгвардии.

— Товарищ капитан, поздравляю! Как думаете, кстати, карантин добавит всем лидерам эмоций на выходе из него или длительное сидение вне официального помоста сработает в минус?

— У нас, в принципе, нет еще такого уж долгого ожидания. Кубок России прошел в феврале, соревнования во второй половине апреля по ЦФСО пока в плане, если состоится чемпионат Европы – это июнь. Я в прошлом году выступала на пяти стартах за полгода, и для меня это было много, тоже не нормально, плохо сказалось на мышцах и на общем состоянии. Я не могу до сих пор восстановиться. Раньше было три-четыре старта в год. А в прошлом году получилось, что каждые полтора, два месяца был старт, да еще с китаянками приходилось выступать, не было возможности даже поболеть.

— Вы же сами сказали – нельзя, некогда?

-Имею в виду, элементарно подлечить что-то. Мы же на помост выходим не просто воздухом подышать.

— Татьяна, вы уже были биты Олимпийскими играми: обидное «серебро» в Лондоне -2012, хотя для кого-то и предел мечтаний, пропуск Рио-де-Жанейро…

— Понимаю, к чему вы… Олимпиада в Бразилии нас просто опрокинула. Я уже ведь знала, и все знали, что «золото», к которому я три года шла, от всего отказавшись, мое будет. Такой удар был из-за недопуска по голове, что научил: живи сейчас, дальше будет то, что будет.

В.С.— Таня перед Играми в Рио на контрольных стартах поднимала больше на 30 кг, чем победившая в Бразилии китаянка. Но так судьба сложилась. Сейчас мы надеемся, что удара не будет, мы просто идем, идем, идем. И Таня не случайно сказала: будет здоровье, так она еще и на следующий олимпийский цикл останется. Знаете, как заметил один из тренеров: тебе, Тань, на чемпионатах Европы, например, можно лет до 50 выступать, у тебя соперниц нет и не будет.

— Правду ведь сказал.

— Реальную.

— Но все же часть команды России могут не допустить к участию в Играх даже под нейтральным флагом. Вы, Таня, даете себе возможность об этом задуматься, складывая все события в одну корзину: вирус, суд из-за «манипуляций» с пробами, всё против…

— Нет. Не хочу думать: пустят, не пустят? Сегодня прошла тренировка – и хорошо. Есть цели, они у всех есть. А там посмотрим. Я работаю, делаю все, чтобы повысить результат, а, как судьба распорядится, так и будет. Больше не хочу так переживать, как с Рио. Если будет с Играми в Токио что-то из негативного сценария, не только меня коснется. Одно дело – личные переживания, тут у каждого свое, а другое – когда затрагивает всю страну. А к личному я более спокойно отношусь. Если начну сейчас психовать, что-то изменится? Только потрачу нервы и буду себя накалять. Это бессмысленно. Надо делать работу, которую ты любишь. И работать в удовольствие.

— Даже в карантине, выдавливая и из него удовольствие.

— Вот – правда. Все-таки жизненный и спортивный опыт ничем не заменить, да? Закаляет.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *